Уникальный рубль Петра Второго 1727 года или " Первая ласточка".

Здесь можно высказать свои соображения по тем или иным вопросам нумизматики, истории, коллекционирования и пр.
Ответить
faraskat
Сообщения: 114
Зарегистрирован: 30 июл 2020, 16:46

Уникальный рубль Петра Второго 1727 года или " Первая ласточка".

Сообщение faraskat »

Уникальный рубль Петра Второго 1727 года или " Первая ласточка".

В истории российского монетного производства 1727 год по праву считается самым изобильным; как на проектные разработки с сохранившимися эскизными рисунками новых монет, так и на изготовление пробных экземпляров.[1]. Особенно это прослеживается среди медных монет. Но оказывается, что и среди серебряных монет банковского номинала нам известны не все проекты, и, подчас нас ждут удивительные открытия в этом особом мире – в мире русской нумизматики XVIII века.
Обнаруженный в 2011 году экземпляр рублёвика Петра Второго Санкт-Петербургского монетного двора 1727 года со шнуровидным гуртом, имеет весьма необычное сочетание штемпелей (илл. 1В).На аверсе представлен портрет московского типа образца 1728 года, а на оборотной стороне все детали характерны для чеканки Санкт-Петербургского монетного двора в 1727 году. Это сочетание штемпелей в настоящее время является уникальным, поскольку второго экземпляра, оттиснутого этой парой штемпелей, до сих пор не обнаружено.
Подобный рублёвик поступил в собрание отдела нумизматики Государственного Исторического музея (ОН
ГИМ) в 1994 году и также известен в единственном экземпляре (илл. 1А). Но он именно подобный, а не
аналогичный, так как имеет некоторые отличия как на лицевой стороне (более низкий рельеф портрета), так и на оборотной (буква «Ц» в слове «ЦЕНА» без фигурного хвостика).
Также нужно отметить и факт наличия в ОН ГИМ интересного нумизматического памятника времён правления
Императора Петра Второго. В 1972 году в фонды отдела нумизматики поступила рублевидная медаль с подобным аверсом, но на оборотной стороне гербовый орлёл с датой по сторонам хвоста 17-27 (илл. 1С). [2]. Первое знакомство с таким портретным штемпелем в сочетании с рублёвым реверсом (илл. 1А) произошло только в 1994 году, причём до того времени эти уникальные памятники российской нумизматики не были известны даже самым именитым дореволюционным и советским составителям каталогов. Все три известных экземпляра – два рублёвика и рублевидная медаль 1727 года, – имеют не только различные реверсы, но и аверсы, оттиснутые (по всей видимости) разными штемпелями. Для более полного понимания данной темы помещаем Указ по монетному делу с утверждённым портретом императора Петра Второго, детали которого отличаются от рассматриваемых здесь портретов (илл. 2). При изучении этих артефактов неизбежно возникает несколько вопросов, на которые хотелось бы отыскать ответы. Очень важным фактом является то, что портрет Петра Второго на рассматриваемом аверсе (илл. 1В –монета из коллекции автора) [3] имеет более высокий медальный рельеф, чем у (илл. 1А). При изготовлении данных аверсных штемпелей были впервые использованы медальные (т.е. более аккуратно исполненные) литерные пуансоны специфической формы, которые до и после этого случая на российских монетных дворах при изготовлении монетных или медальных штемпелей не применялись. То есть, вероятнее всего,этот комплект литерных пуансон был изготовлен специально для изготовления рассматриваемых аверсных штемпелей, или же эти портретные штемпели были изготовлены по заказу за пределами России. При рассмотрении продукции российских монетных дворов того периода видно, что до 1728 года вообще ещё не прослеживается применение каких либо медальных литерных пуансонов. Эта первый случай можно сказать – первая ласточка – в практике российских монетных дворов по использованию медальных литерных пуансон для изготовления штемпельного материала. Что, конечно же, стало началом нового этапа технологического развития на пути к улучшению качества выпускаемой продукции. В любом случае, следует признать, что представленные здесь три экземпляра (илл. 1) были отчеканены экспериментальными портретными штемпелями, изготовление которых на Санкт-Петербургском монетном дворе могли поручить, конечно же, только главному его медальеру Антону Шульцу. Будет уместным подчеркнуть и то, что похожие литерные пуансоны использовались, но позже, при изготовлении новодельной медали на кончину Петра Первого (илл. 3А), и при оформлении новодельной же медали на коронацию Петра Второго (илл. 3С).
На аверсах (илл. 1А и 1В) силуэтное совпадение портретов по отношению к круговой легенде идеально одинаковое, при том, что сами штемпели, скорее всего, разные. Другое интересное дело происходит при сравнении силуэтного расположения портретов по отношению к буквам круговой легенды аверсов (илл. 1В и 1С). Оказывается, портрет Петра Второго на аверсе (илл. 1С) отклонён назад и это хорошо видно по тому, что на аверсе (илл. 1В) верхняя часть лаврового листка указывает на букву «А» в слове «САМОДЕРЖЕЦЪ», а на аверсе (илл. 1С) верхняя часть от лаврового листка указывает уже на букву «С». Также заметна разница по отношению первого наплечника к букве «П» в слове «ПЕТРЪ» на аверсах (илл. 1В и 1С). Если мысленно сдвинуть вперёд верхнюю часть портрета, то и разница в расположении между первыми наплечниками к буквам «П» исчезнет. Здесь надо отметить, что портретный контрпуансон для вдавливания силуэта Петра Второго в штемпели был один и тот же. Отсюда видно, что процесс изготовления штемпельного материала был поэтапным. То есть, скорее всего, первым делом через контрпуансон вдавливался отпечаток портрета а затем наносились буквы круговой легенды. Если посмотреть на круговые легенды аверсов (илл. 1А, 1В и 1С), то совпадение по расположению букв в круговых легенд идеальное. Удивительно, как получилось такое идеальное совпадение в расположении букв круговых надписей на, хотя и однотипных, но разных аверсных штемпелях? Неужели такой точности можно добиться при набивании литерным пуансоном каждой буквы в отдельности на штемпели? Вряд ли такое единообразие на разных штемпелях могло получиться при одиночной их набивке, но легко получалось, если набор буквенных пуансонов был установлен в специальное единое крепление. Подобная конструкция – кондуктор – использовалась примерно в то же время на Екатеринбургском монетном дворе для крепления пяти штемпелей при чеканке гривенных плат. [4]. Привлекает внимание и иконографическое исполнение портрета Петра Второго в лучших традициях европейского медальерного искусства того времени. По сравнению с другими портретами московского типа на рублёвиках 1728 года, на представленном экземпляре портрет императора в более высоком рельефе и проработан более детально. Листья лаврового венка, вырезанные на штемпеле с особой тщательностью, медальер искусно дополнил ягодами. Над пятью звёздочками в наплечниках проработана линия из мелких продолговатых бусинок, тогда как на всех известных разновидностях рублей 1728 года эта линия из мелких бусинок заменена на линию из более крупных бус, или же на простую линию. Сами наплечники изображены, как многодетальная и многослойная композиция из наложенных друг на друга шевронов тонкого исполнения. Эти же детали на рублёвиках 1728 года массового выпуска, имеют значительно упрощённый вид. Элегантностью исполнения отличаются и нагрудные шевроны, исходящие от плеч параллельно друг другу по сторонам орла, служащие украшением богато расшитой одежды императора. Рисунок шевронов на штемпеле также проработан до самых мелких деталей и исполнен на значительно более высоком художественно-профессиональном уровне, чем на аналогичных штемпелях массового чекана. И, конечно же, нельзя не отметить орнамент в виде цепочки из сложных узоров на плече Императора. Это единственный случай, когда медальер нанёс на штемпель композицию из тонких скобкообразных узоров. В дальнейшем эта сложная в исполнении композиция будет заменена на более простые в исполнении элементы; как трилистники, ромбики или же простые точки. Учитывая все эти индивидуальные особенности иконографии Петра Второго; высокий рельеф портрета (илл. В1) и применение медальных литерных пуансонов при исполнении круговой легенды, которые не использовались при выделке штемпельного материала на российских монетных дворах того времени – можно предположить, что эти портретные штемпели (илл. 1А, 1В и 1С) были изготовлены к воцарению Петра Второго в качестве пробных в медальном исполнении. А то, что мы видим реверсные стороны к ним от рублёвиков, то они, конечно же, изначально не входили в комплект к рассматриваемым портретным штемпелям. И только реверсный штемпель с орлом (рис. 1С) был изготовлен для комплектации штемпельной пары для чекана данной медали по указу Верховного тайного совета для Коллегии иностранных дел, и по своему предназначению не является коронационной. [5]. Судя по редкости (одна медаль в серебре, вторая, исполненная в золоте, находится в фондах Государственного Эрмитажа) представленных экземпляров, дальше единичных оттисков дело не пошло. Причины, не позволившие использовать уже изготовленные весьма качественно дорогостоящие штемпели для чеканки рублей или медалей к воцарению Петра Второго, нам не известны. В дальнейшем для коронационной медали был принят более реалистичный портрет Петра Второго, исполненный, возможно, медальером Антоном Шульцем (илл. 4). Кстати, этот портрет «с орденской лентой», также будет помещён на рублёвики московской чеканки, но только в следующем, 1729 году.
Исходя из вышеизложенного, становится очевидным, что штемпель аверса с высоким рельефом портрета (илл. 1В) был изготовлен с применением медальной технологии, как наглядное пособие для решения некоторых технологических задач. А схожий аверс рублёвика из ОН ГИМ (илл. 1С), имеющий более низкий рельеф портрета, также является экспериментальным штемпелем, возможно, адаптированным под чеканку рублёвиков, путём стачивания рабочей поверхности штемпеля (для снижения рельефа). Таким образом, эти два уникальных рублёвика 1727 года, известные на сегодня по одному экземпляру, следует считать пробными оттисками, являвшимися наглядным рабочим пособием и не предназначавшимися для выхода в обращение. Скорее всего, некоторые технологические проблемы и явное расхождение изображения с портретом, изображённым в Указе Его Императорского Величества для монетного двора, не позволили именно в 1727 году отступить от канонов Указа и адаптировать эти портретные штемпели медального формата для производства рублёвиков. Исторически эти два рублёвика и медаль (илл. 1А, 1В и 1С), дополняют друг друга и рассматривать их нужно в одном технологическом контексте, поскольку они являются материальным свидетельством одного, пока не до конца изученного, действия, имевшего место на монетном дворе с началом воцарения Петра Второго.
Позже, уже в 1728 году, на Московском монетном дворе, рассматриваемый тип портрета в силу эстетической
привлекательности, будет перенесён на рублёвые штемпели массового чекана, но уже в несколько упрощённом виде.
Литература:
1. Труды ГИМ. Выпуск 53. Часть 7. М.-1980. С. 177-180.
2. Там же. С. 169.
3. Aукцион "Emporium"№66. лот 1011.
4. Э.А. Григорьев. /Екатеринбургский монетный двор/ Ек-рг. 2010г. С.17.
5. Ю.П. Петрунин /Известный и неизвестный рубль Петра II./ Таллин- 2007.
Темираев Казбек .
!1_puc.1..jpg
!1_puc.1..jpg (232.25 КБ) 413 просмотров
!1_puc.2..jpg
!1_puc.2..jpg (154.88 КБ) 413 просмотров
!1_puc.3..jpg
!1_puc.3..jpg (78.6 КБ) 413 просмотров
!1_puc.4..jpg
!1_puc.4..jpg (49.43 КБ) 413 просмотров

Ответить

Вернуться в «Исследования, гипотезы, мнения...»